Музыкальные династии. Леопольд Ауэр

 

Ведущая – Татьяна Цветковская

Дата выпуска: 25.09.2018

«Годы 1903-й и 1904-й, — вспоминал Леопольд Ауэр, — оказались очень благоприятными в смысле развития крупных среди молодых людей талантов, приехавших ко мне в Петербург учиться. Первым объявился Ефрем Цимбалист, прибывший в консерваторию как раз ко вступительным экзаменам осенью 1903 года, и был тотчас же принят на одну из стипендий, предназначенных для исключительно одаренных учеников. Он прошел обычный курс и через несколько лет окончил консерваторию с самым высоким отличием».

В воспоминаниях Леопольда Ауэра есть один пробел. Дело в том, что гениальный скрипач Ефрем Цимбалист поступил в Петербургскую консерваторию на два года раньше — в 1901-м году. И как многие выдающиеся ученики Ауэра, он начинал у «адъюнкта» Ауэра, как тогда называли ассистентов профессоров — Оване́са Араке́ловича Налбандя́на. В последствии друг Айвазовского, Маковского, Спендиарова, Налбандян начал заниматься на скрипке довольно поздно — в 9 лет. В 15 он приехал из Симферополя в Петербург. Поступил в консерваторию, которую окончил с отличием, после чего был командирован Дирекцией Императорских Театров в Берлин на стажировку к Иоахиму. "Через год, — вспоминал Налбандя́н, — я был приглашен профессором Ауэром, как его помощник в Консерваторию, каковым состоял в течение 17-ти лет. За эти 17 лет мне пришлось заниматься и готовить Мишу Эльмана, Ефрема Цимбалиста, Кетлин Парлоу, Цецилию Ганзен и многих других. Параллельно с моей работой в классе Ауэра я с 1900 года имел свой собственный класс, из которого были переведены в класс Ауэра Яша Хейфец, Михаил и Иосиф Пиастро. Ученики Налбандяна преподавали, наверное, во всех консерваториях и училищах Советского Союза и далеко за его пределами. Кстати, у Налбанядяна учился и легендарный профессор Московской консерватории Юрий Янкелевич. И хотя Янкелевича чаще называют учеником Абрама Ямпольского — это все та же ауэровская школа.

Известно, что Налбандян был не только успешным педагогом, но великолепным солистом. Он был первым исполнителем скрипичных концертов Глазунова и Ляпунова, Латышской фантазии Витола, ему же посвященной; скрипичной сонаты Леонида Николаева.