Музыкальные династии. Леопольд Ауэр

Наследие Леопольда Ауэра не сводится к перечислению его учеников, не ограничивается педагогическими открытиями. Это блистательные традиции скрипичного исполнительства, распространившиеся по всему миру.

История о том, как Феликс Мендельсон в XIX веке открыл миру имя Иоганна Себастьяна Баха, широко известна.

Оскар Шумский научился играть на скрипке в три года.

Уроки Леопольда Ауэра проходили по определенному сценарию. Ученики собирались загодя. Занимали очередь — кто за кем играет. Известие о том, что профессор прибыл, распространялось мгновенно. Волновались — как настроение? 

«Годы 1903-й и 1904-й, — вспоминал Леопольд Ауэр, — оказались очень благоприятными в смысле развития крупных среди молодых людей талантов, приехавших ко мне в Петербург учиться. 

Первый в истории конкурс имени Леопольда Ауэра состоялся более века назад. Задача была очень простая: поддержать представителей молодой петербургской скрипичной школы в начале их творческой карьеры. 

Мирон Полякин — один из лучших учеников Ауэра. Тот случай, когда большой талант в сочетании с потрясающим трудолюбием дает великолепные результаты. 

Павел Коханьский — один из крупнейших представителей школы Ауэра. Удивительно, но его имя мало кто помнит сегодня.

Первый урок в три года. Дебют в России в семь. Дебют в Америке – в семнадцать. Так кратко и емко обозначил основные вехи своей исполнительской карьеры выдающийся скрипач Яша Хейфец.

Первая пластика Яши Хейфеца, блистательного представителя ауэровской школы, вышла, когда юному виртуозу исполнилось 10 лет. Он не только прекрасно играл, но был чудно хорош собой. Кудрявый блондин в матроске, коротких штанах и гольфах до колен...

Ведущая – Татьяна Цветковская

Говоря о музыкальных династиях, мы чаще имеем в виду творческие принципы и исполнительские традиции. В программе – о русской скрипичной школе, родоначальником которой выступил Ауэр.