Музыка, которая вернулась




Михаил Казиник

Дата выпуска: 13.12.2017

 

Этот человек на мгновение разрешил знаменитую дилемму пушкинского Сальери, своим примером показав, что гений и злодейство порой соседствуют бок о бок. Казалось, что он вобрал в себя все мыслимые грехи человечества: он лицемерил, предавал, унижал, изменял, врал… но как музыкант был абсолютно недосягаем.

Как относиться к Рихарду Вагнеру – превозносить или порицать? Пожалуй, ответ на этот вопрос не будет однозначным никогда. Ясно одно – переоценить вклад этого композитора в развитие музыкального искусства невозможно. Особая роль принадлежит Вагнеру в реформировании симфонического оркестра.

Михаил Казиник: «Симфонический оркестр в том виде, в каком мы знаем его сегодня, то есть завершивший свое развитие, достиг кульминации во времена Рихарда Вагнера. В его фанатическом мозге возникла идея слить всю вселенную, показать мифологию, как замысел космоса, и для этого ему уже не хватало грандиозного бетховенского оркестра. Появилось понятие вагнеровских труб. Это странный инструмент – говорят, что сам великий мастер Сакс, легендарный создатель саксофона, участвовал в конструировании вагнеровской трубы. Певцы в вагнеровских операх должны научиться петь совсем по-другому, чем это делали вердиевские или пуччиниевские певцы, потому что оркестр их не жалеет. Они должны пробиваться своими безумными голосами через гигантский, насыщенный оркестр, который, согласно Вагнеру, не имеет права уступать им ни в чём…»

Однако на Вагнере преображение симфонического оркестра не остановилось, и чтобы понять это нас ждет встреча с одним русским гением, которому помимо звука понадобились еще свет, цвет и запахи… и всё – ради спасения человечества.