Любовь Казарновская: "У нас родился новый жанр" - Российский государственный музыкальный телерадиоцентр

Интервью

 

Дата выпуска: 14.02.2018

В Красноярском театре оперы и балета необычная премьера - опера-хеппенинг "Рафаэль" Антона Аренского. Об особенностях жанра в беседе с Наталией Сергеевой рассказала идейный вдохновитель постановки Любовь Казарновская.

Н. Сергеева: Спектакль поставили в рамках проекта «Забытые страницы опер». Что это за проект и почему именно Аренский?

Л. Казарновская: В прошлом году, когда я была председателем жюри Международного конкурса имени Словцова, мы стали обсуждать, что можно сделать в Красноярске в течение фестиваля «Парад звёзд в Оперном». И родилась идея «Забытых страниц».

«Борис Годунов», «Пиковая дама», «Евгений Онегин», «Иоланта» и так далее. Это стандартный джентльменский набор, который сопровождает любой фестиваль. И хочется внести какие-то новые струи в фестивальное действо. Мне кажется, что надо знакомить зрителя с операми, которые по разным обстоятельствам не звучат сегодня на оперных площадках. Кстати, мы с радио «Орфей» планировали проект «Забытые оперы».

У меня дома был клавир. Я знаю, что опера написана в 1894 году к открытию Третьяковской галереи. Великолепная, компактная опера. И мы думали сделать «Рафаэль» и «Соловей» Стравинского. Но с «Соловьём» в этот раз не сложилось по ряду причин, а «Рафаэль» как маленькая опера одна идти не может.

Замечательный молодой парень, режиссёр, который стал победителем конкурса «Нано-Опера» (он проходит здесь же, в рамках фестиваля «Парад звёзд» и конкурса имени Словцова), сделал такую сцену письма, что мы все лежали от восторга и просто безумно хохотали. В интерактиве Татьяна набирает портрет своего идеального мужчины, мачо и объясняется ему в любви. И этому режиссёру было доверено пошуршать мозгами, сделать интересные эскизы и прислать их мне как вдохновителю идеи, что надо показывать забытые страницы.

Это не так просто. Опера «Рафаэль» достаточно статична (она написана в форме кантаты). Значит, нам нужно было придумать какое-то действо, которое сопровождает эту оперу, и предшествующий ей перформанс типа дивертисмента. И вот мы сделали такую историю. Даниилу здесь честь и хвала. Он придумал, что это мастерская художника. Некий современный Рафаэль, к которому приходят разные люди: друзья, заказчики портретов, скульптур и так далее. Он в процессе работы: он лепит, рисует. И вдруг он понимает, что работает-то он в большинстве случаев за деньги. И ему это так противно, так надоедает! Он обращается мыслями к тем великим художникам прошлого, которых вдохновляло другое: музы, интересные музыкальные впечатления, стихи – подобно тому как у Рафаэля был Данте, который инспирировал многие его портреты, мысли, чувства. Это наш первый дивертисмент – хеппенинг, как его назвали. В реальном времени приходят артисты балета, артисты оперы и предлагают себя рисовать, писать.

И вот раздражённый художник (у нас это Тауно Кангро, знаменитейший художник из Эстонии, я посещала его выставки в Финляндии, Швеции) бросает все свои работы и обращается мыслями к своему идеалу: к художнику Рафаэлю. И тут я читаю по-итальянски стихи Данте, которые посвящены Беатриче, и на экране появляется фреска Рафаэля – великий Данте в лавровом венке. И начинается опера «Рафаэль».

У нас родился совершенно новый жанр – оперный перформанс. В Европе он уже есть, а в России, я думаю, если не впервые, то одними из первых мы пустились в такой эксперимент. Ну а вам как зрителю судить, получилось у нас или нет.

Н. Сергеева: Хеппенинг в опере – такого ещё не было.

Л. Казарновская: А вот мы решились это сделать.

Н. Сергеева: Рискованно, но интересно.

Л. Казарновская: Конечно. Кстати, я очень хочу обратить внимание слушателей радио «Орфей» на замечательное меццо-сопрано Софию Алмазову-Мархофф. Это моя ученица, которая специально приехала из Вены на постановку оперы «Рафаэль». Она солистка венской Фольксопер. И она как нельзя лучше подходит для роли Рафаэля. И я счастлива, что Соню отпустила Фольксопер, и у нас очень красивый, голосистый Рафаэль. Вчера на художественном совете сказали: «Ну как это? Две женщины – Рафаэль и Форнарина – любят друг друга?» Я сказала: «А вы загляните в клавир „Рафаэля“: меццо-сопрано». «Рафаэль» написан в подражание античной поэзии и музыке, а пели тогда именно кастраты меццо-сопрано, женскими голосами.

Наш дирижёр Андрей Шевчук – главный дирижёр Лионской частной оперы. Он, мне кажется, провёл очень серьёзную работу при минимальном количестве репетиций, которое здесь нам дали, потому что фестиваль идёт, и каждый день – новое название. Но при этом минимальном временном отрезке он сумел показать все красоты музыки Аренского, чему мы несказанно рады.

Так что Андрей Шевчук и София Алмазова – это те люди, которых не стыдно показать на фестивале «Парад звёзд в Оперном».

Фото:  krasopera.ru