Экспомузыка

По будням в 8:45 и 18:15
Повтор: Суббота, в 11:30;

Короткие истории от Михаила Брызгалова

Дата выпуска: 09.01.2018

В фондах Музейного объединения музыкальной культуры хранятся три экземпляра первого издания балета Петра Ильича Чайковского «Спящая красавица» в переложении для фортепиано в четыре руки. У каждого из них своя интересная история.

Первый поступил в Музей в мае 1944 года вместе с архивом и библиотекой знаменитого музыкального критика Владимира Держановского и его супруги певицы Екатерины Копосовой-Держановской. Другой пришёл в сентябре 1955 года в составе нотной коллекции Никиты Морозова, друга Сергея Рахманинова. Третий был приобретён в декабре 2008 вместе с библиотекой композитора Николая Мясковского.

Создание четырёхручного переложения «Спящей красавицы» окружает настоящее созвездие имён. Мысль о полном переложении балета для фортепиано в 4 руки впервые высказал сам Чайковский вскоре после премьеры, состоявшейся в начале января 1890 года. Но сам он не имел возможности переложить громадную партитуру «Спящей», поскольку был полностью поглощён работой над следующим произведением — оперой «Пиковая дама». Друг композитора пианист и дирижёр Александр Зилоти, ранее переложивший «Спящую красавицу» для фортепиано в 2 руки, рекомендовал Чайковскому своего двоюродного брата, 17-летнего ученика Московской консерватории Сергея Рахманинова. Чайковский ответил согласием, однако просил Зилоти руководить своим протеже. Думается, что композитор не просто так доверил столь большую и ответственную работу совсем юному Рахманинову. Как член экзаменационной комиссии, он мог помнить его блистательное выступление на экзаменах в Московской консерватории в 1889 году. Тогда Чайковский сказал о Рахманинове: «Я предсказываю ему великое будущее».

Сведений о работе Рахманинова над переложением балета почти не сохранилось. Известно, что первоначально он должен был завершить работу к сентябрю 1890 года, но из-за болезни руки не смог уложиться в срок. А в июне следующего 1891 года Чайковский уже получил на просмотр корректурные гранки рахманиновского переложения. Вопреки собственным ожиданиям, он был крайне неудовлетворён работой молодого музыканта. Чайковский писал тогда Зилоти: «Большая была ошибка, что мы поручили эту работу мальчику, хотя и очень талантливому. Не то, чтобы она была сделана небрежно; напротив, видно, что он обдумывал каждую подробность. <…> Неопытность и несмелость на каждом шагу дают себя чувствовать!»

В этом же письме Чайковский дал детальные указания по исправлению недостатков переложения и просил Зилоти хоть немного улучшить работу. В переделке переложения участвовал и сам Рахманинов, но в письмах к Чайковскому Зилоти ни разу не упомянул его имени! По-видимому, он просто не хотел волновать Чайковского и раздражать лишним упоминанием разочаровавшего его Рахманинова. Так или иначе, переложение было доработано. Вариант, одобренный Чайковским, был издан фирмой Юргенсона в октябре 1891 года.

Для Рахманинова же работа над переложением «Спящей красавицы» стала и уроком профессионализма, и ярким эпизодом биографии, оставившим след на всю жизнь.

Ещё больше интересной информации вы найдете на сайте Всероссийского музейного объединения музыкальной культуры им. Глинки.

audio=/audio/201801091333229.mp3]